Все записи

Мороженое в кафельном стаканчике

В садике их заставляли топиться каждую среду. Люда отлично помнила скользкие кафельные стены, уходящие под потолок, и объемный живот Светланы Николаевны. Выше живота, обтянутого белым халатом, висели очки на золотой цепочке. Они ехидно блестели, покачиваясь, будто говорили: «Не уйдешь, не спрячешься». Очередь таяла быстро, и вот широкая лапища Светланы Николаевны подталкивает к бортику Люду.

— Марусина следующая!

Перед ней ловко прыгает в воду Оля. Выплывает, поправляет лямки новенького розового купальника с русалочкой и под одобрительные взгляды идет в хвост очереди. Люда подтягивает хбшные трусики, шмыгает. Переступает босыми ступнями, страшась заглянуть в бездну за бортиком.

— Марусина, ну?! Звездочкой, как мы учили!

Люда косится на надувные игрушки, рассаженные по краям бассейна. Пухлые зайцы и петушки равнодушно смотрят нарисованными глазами поверх белобрысой Людиной макушки. Им все равно, утонет кто-то или нет, их резиновые тушки вода всегда вытолкнет, спасет.

— Оля, покажи ей еще раз!

И снова розовый купальник сигает в воду, а Люда дрожит. Светлана Николаевна не видит, что щеки у девочки белые, а губы сжаты в тонкую полоску.

— Ну?!

Люда зажмуривается, бежит вперед и кульком прыгает в пропасть, пахнущую хлоркой. Ребята с визгом разбегаются, по белому халату расплываются мокрые пятна. Глаза у Светланы Николаевны превращаются в щелочки.

С тех пор когда Люда видит кафельные бортики или слышит запах хлорки, вспоминает эти щелочки. Презрительные и насмешливые. От этих щелочек страх перед водной бездной закручивается еще сильнее, руки-ноги слабеют, мысли путаются. Мама удивляется:

— Никогда я воды не боялась, в кого же Люсенька?

Папа молча косится на ружье на стене. В прошлом году он на спор переплыл речку Медянку на даче и получил от председателя это самое ружье как приз. Медянка быстрая, с заворотами, не меньше ста метров. В кого Люсенька было совершенно непонятно. А Люсенька вспоминала надувных чудищ, писклявый голос Светланы Николаевны и молча вздыхала. Свои проблемы она привыкла решать самостоятельно.

Поэтому сообщение о том, что семиклассники вместо уроков физкультуры будут ходить в бассейн, приняла стоически. И где-то внутри появилась надежда, вдруг страх прошел и Люда сможет стать лучшей пловчихой в классе? Бывает же, человек после удара молнии на китайском говорить начинает, который в жизни не учил? Или упадет, головой ушибется — и на скрипке начинает играть. Вдруг Светлана Николаевна, сама того не зная, подарила Люде талант?

Надежда растаяла уже в общей душевой. Кафельные стены упирались в высоченный кафельный потолок, одноклассницы хихикали, толкались под блестящими лейками. Страх писклявым голосом Светланы Николаевны достал Люду:

— Смотри, какие холодные, мокрые душевые, того и гляди, стенки сойдутся. А дальше больше, дальше бездна. Отцепишься от бортика, и бездна утянет тебя безвозвратно, — нашептывал он.

Влажный запах давил на виски. Гул ребячьих голосов множился, расходился по залу многократным эхо. Люда помялась у лесенки, нехотя скинула сланцы. Невидимая Светлана Николаевна дышала ей в затылок.

Лесенка ходила ходуном и очень скоро оборвалась. Дрожащей ступней Люда нащупала дно бассейна. Холодная вода сдавила легкие. Судорожно дыша, девочка добрела до бортика и вцепилась в него. Если стоять на цыпочках, вполне терпимо, вода достает до ключиц. Люда старалась не смотреть в другой конец бассейна, где у тумб для прыжков плавали самые смелые одноклассники.

Слава Богу, звездочкой прыгать не заставляли. Да и плавать тоже, ребята оказались предоставлены сами себе. К Люде подплыла, точнее, подошла Алена, которая держалась за бортики еще крепче Люды. Пока мальчишки с хохотом топили друг друга под сердитые окрики физкультурника, а девочки, поглядывая на мальчишек, плавали на скорость, Алена и Люда болтали. Обсудили грядущую контрольную по алгебре и злющую училку, похихикали над мальчишками. А потом над ними нависла тень учителя физкультуры.

— Класс, за мной!

Девочки нехотя выбрались наружу. В воде остались дежурить самые рослые одноклассники, Андрей и Ян. Люда и Алена вцепились в локти друг друга, когда поняли, что им предстоит. Нырять с тумбы!

— Ага, щас! – решительно заявила Алена. – Этого мне только не хватало. Я пошла.

Люда осталась одна. Не заставят же ее нырять силой, это же не детский сад, правда? Одноклассники один за другим сигали в воду, на лицах ни тени страха. Девочки кокетничали, прыгали шумно, с визгом. Мальчишки старались обрызгать девчонок. Скоро Люда осталась у бортика одна. Симпатичный физкультурник махнул рукой.

— Ну?

— А это обязательно?

— Еще как.

Люда подошла к тумбе. Глубина больше двух метров. Андрей и Ян давно отвлеклись, смеются о своем. Что, если они ее не вытащат?

— Ты вылетишь как пробка, вода сама держит!

Верилось с трудом. Как назло, класс затих и стал наблюдать за перепалкой Люды и учителя. Тот схватил ее за запястье и потащил к воде. Девочки завистливо щурились, в физкультурника было влюблено полшколы. Мальчики смотрели равнодушно и немного презрительно. Первым отвернулся Андрей.

— Размазня, — сказал он себе под нос и поплыл по дорожке, высоко вскидывая руки.

Люда всхлипнула, вырвалась и оскальзываясь побежала к раздевалке. Андрея она любила с первого класса. Единственным, кто ее похвалил, оказался голос Светланы Николаевны в голове

— Видишь, видишь, как это небезопасно? Не вздумай соваться туда еще раз. А Андрей… Пусть плывет себе, куда хочет.

Это было слабым утешением, и Люда долго плакала, стоя одна в раздевалке. Когда послышались шаги девочек, прямо в купальнике спешно зашла в одну из узких, как стаканчики, душевых кабинок. Отвернулась к стене, увеличила напор до максимума, выкрутила ручку в сторону надписи «Hot». От распаренной кожи едва не шел пар, но Люда терпела. Натирала руки мочалкой до красноты. Одноклассницы одна за другой скрылись в дверях раздевалки. Их урок был последним, и в душевой стало тихо.

Люда решила дождаться, пока все соберутся домой. Вспомнила свой позор, слезы, зажмурилась и замотала головой, чтобы прогнать неприятное воспоминание. А когда открыла глаза, не увидела ничего. Сплошная темнота.

Страх обрушился, как ледяная сосулька, рассыпался мурашками, сделал ее тело слабым, безвольным. Вода перестала казаться горячей. Люда спешно потянулась к вентилю, напор не стихал. Закрутила в другую сторону и осталась в тишине. В непроглядной темноте слышалось только — кап-кап. Ни шагов, ни голосов.

Наощупь выбралась из кабинки и пошла, как ей казалось, в сторону раздевалки. И услышала самый неприятный сейчас звук на свете. Сначала — щелк! А потом скри-и-п и снова — щелк! Хихиканье и торопливые шаги.

Дверь нащупала с третьего раза, подергала ручку. Безрезультатно. Кричать? Звать на помощь? Попробовать выбраться обратно к бассейну?

Вторая дверь так же не поддалась. Люда почувствовала, что руки начинают дрожать. Попыталась не думать о том, что может прятаться за спиной. И услышала звяканье. Противное звяканье очков о золотую цепочку. В глубине душевой тяжело задышала невидимая Светлана Николаевна. Или уже видимая?

Люда ойкнула и дернулась в сторону. Рассадив локоть, влезла в один из кафельных стаканчиков душевой, забилась в угол. Кричать прежде было позорно, а теперь страшно. Кричать в темноте — значит привлекать внимание.

Купальник липким холодом облегал тело. Голову больно сдавливала тесная резиновая шапочка. Люда стянула ее, стараясь не дышать. Шаги Светланы Николаевны в темноте стали почти осязаемыми. По телу побежали мурашки от холода и не только.

— Ну, Марусина?! Звездочкой, как учили!

— Не могу! — нервно крикнула в темноту Люда.

И добавила шепотом:

— Не могу больше бояться.

Встала, вышла из кабинки. Приготовилась, что сейчас скользкие пальцы схватят ее за запястья. Секунда, другая. Долгую минуту стояла Люда, раскинув руки. Заикаясь шептала:

— Не могу, не могу, не могу…

Из оцепенения ее вывел громкий щелчок. Люда вздрогнула и бросилась в кабинку, снова ударив тот же локоть. Свет ослепил ее, кто-то торопливо вошел внутрь. Из-за угла выглянул Андрей. Подошел к Люде.

— Слушай, если хочешь, я могу научить тебя плавать, это не сложно. А на этих дур внимания не обращай, шуточки у них всегда были дебильные.  Ты чего сидишь? Руку давай. Ого, ледяная. Замороженная. Мороженое в кафельном стаканчике, пошли.

За спиной Андрея таял объемный силуэт в белом халате.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.