Перевод сказки Дианы Уинн Джонс «Enna Hittims» Аннет Тимс

Первый в сети перевод сказки «Enna Hittims» легендарной Дианы Уинн Джонс. Я очень люблю ее произведения и, однажды, мне захотелось перевести одну из ее сказок, за которую пока не брались русские переводчики. Работа была кропотливая и долгая, надеюсь, читатели оценят. Сказка о том, куда может завести фантазия и об умении ценить то, что имеешь.

Энне Смит до ужаса надоело болеть свинкой. Из-за этого она пропустила сразу две школьные экскурсии. Лицо ее стало распухшим и красным и родители при виде нее каждый раз смеялись. К тому же, ей приходилось подолгу сидеть одной, потому что маме и папе нужно было ходить на работу.

Первый день был самый трудный. Температура становилась выше и выше, и чем дальше, тем больше девочке хотелось есть. К тому времени, когда пришел папа, живот Энны свело от голода.

— Люди обычно теряют аппетит при высокой температуре! — сказал Мистер Смит, хихикая над лицом дочери.

— Ну и что! Я хочу пять сосисок, двойную порцию жареной картошки и море кетчупа прямо сейчас! Иначе — умру!

Пришлось Мистеру Смиту бежать в магазин. Но когда он вернулся, оказалось, что Энна не может открыть рот, чтобы проглотить даже крохотный кусочек сосиски. Она не могла жевать картошку, а кетчуп обжигал кожу не хуже крапивы.

— Я тебе говорил, — сказал Мистер Смит.

Обычно Энна была благоразумным ребенком, но сейчас она разревелась и бросила еду на пол. «Я так голодна!», — кричала она. «Это издевательство!» Конечно, кричать тоже было больно.

Мистера Смита так же можно было назвать разумным человеком, не считая случаев, когда ему приходилось оттирать от ковра кетчуп. Он рассердился и крикнул в ответ: «Только попробуй сделать это снова, и я отшлепаю тебя, несмотря на то, что ты болеешь!»

— Я тебя ненавижу, — воскликнула Энна, — всех ненавижу!

Она села и надулась, потому что выражать гнев иначе невозможно, если болеешь свинкой.

— Боюсь, у нее кроме свинки началась еще и хандра, — сказала Миссис Смит, вернувшись домой.

Это было похоже на правду. В последующие дни ничто не могло порадовать Энну. Она слонялась по дому в поисках занятия и ходила очень медленно, потому что лицо тряслось и болело при каждом шаге. Девочке ничего не нравилось. Она пыталась играть с Тибби, кошкой, но та была ужасно скучной. Пыталась смотреть кино, но они тоже были скучными, а если и веселили ее, то от смеха у нее болели щеки. По этой же причине она не могла читать, к тому же опухший подбородок мешал это делать. Скука поглотила все вокруг. Соседка Миссис Харвей приходила кормить Энну, но она видимо не думала, что поджаристая пицца и тушеный ревень — последнее, что хочется кушать, когда у тебя свинка.

Энна заявила об этом родителям, когда они пришли домой. В конце концов, они перестали говорить, что во всем виновата болезнь. Вместо этого, каждый раз, когда Энна открывала рот, они восклицали: «О, Святые Небеса, Энна, только не ворчи!»

Тогда девочка ушла в свою комнату и легла в кровать. Она смотрела на очертания ног под одеялом и ненавидела родителей. «Я серьезно больна, — думала она, — а им плевать!»

Потом она выдумала Аннет Тимс.

Это произошло в одно мгновение, но позже размышляя об этом, Энна поняла, что это из-за ног. Их очертания под одеялом напомнили ей пейзаж с двумя длинными холмами и равниной между ними. От левой ноги шла складка, похожая на ущелье, по которому могла протекать река. Энна даже забыла, что должна сердиться, размышляя о том, что было бы забавно стать крошечной и прогуляться по этим холмам и равнине.

Аннет Тимс была как раз такой. Имя Энна придумала легко, обратив вспять свое — Энна Смит. Но просто «Аннэ» звучало непривычно, поэтому девочка превратила ее в Аннет, что ее вполне устроило. Девушка была отважной героиней, несмотря на рост в один дюйм или около того. Она была высокой, стройной и мускулистой. Худое загорелое лицо ее обрамляли короткие иссиня-черные волосы. На нем не было следа ни болезни, ни малодушия. Аннет Тимс была рождена для приключений и открытий.

Она родилась и жила на родительской ферме недалеко от Складчатой Реки, у подножия Левоносочной Горы. Однажды она пахала кукурузное поле и зацепила плугом старинный меч. Подняла его и со свистом рассекла воздух, плуг распался на две половинки. То был заколдованный меч, который мог разрезать что угодно. Аннет Тимс вернулась домой, чтобы показать находку. И прямо на глазах, слоняющихся от безделья родителей, рассекла пополам кухонный стол.

— Я ухожу, — заявила она, — ухожу на поиски приключений!

— Нет, ни за что! — сказали родители, — мы запрещаем тебе, кто же тогда будет за нас работать?!

Тогда Аннет Тимс поняла, что родители использовали ее. Она рассердилась и отсекла им головы, взяла немного еды и пошла куда глаза глядят.

С тех пор жизнь Аннет Тимс стала необычайно увлекательной и интересной. Последующие дни Энна не могла думать ни о чем другом. Она лежала в кровати, разглядывая свои ноги, и выдумывала приключения Аннет.

Первым героическим поступком Аннет Тимс стало убийство тигра у Сгиба Лодыжки. На эту идею девочку навела, улегшаяся с ней спать, Тибби. После этого Аннет Тимс взобралась на гору, с который ее глазам предстал восхитительный пейзаж. У подножия Левоносочной Горы, в лесу полном гигантских папоротников, верещащих макак и кричащих попугаев, она встретила двух других смелых путешественников. Их чуть было не загрызла дикая горилла, но Аннет Тимс снесла ей голову с плеч и спасенные стали ее преданными друзьями. Их звали Марлен и Пик. Отважная троица решила добыть сокровище, охраняемое драконом у Коленных Вершин.

К тому времени Энну так увлекли приключения друзей, что она выбиралась из кровати только за альбомом и фломастерами, чтобы нарисовать их. Конечно, по возвращении в кровать пейзаж менялся. Зеленый лоскут, изображавший папоротниковый лес, теперь был посреди ее ног и стал Пещерой Изумрудов, а Складчатая Река — Ноагарским водопадом. Аннет Тимс и ее спутники поняли, что они путешествуют по заколдованной местности и восприняли это довольно спокойно. Так как пейзаж менялся каждый раз, когда Энна вставала, герои решили, что какой-то могучий колдун преграждает им путь к сокровищам. Аннет Тимс поклялась победить его, как только расправится с драконом.

Трое друзей исследовали одеяло вдоль и поперек. Энна продолжала зарисовывать их приключения. Тибби больше не казалась ей скучной кошкой. Пока она спала на кровати свернувшись клубочком, Энна рисовала с нее чудовищ, которых побеждали отважные исследователи. В конце Тибби должна была стать драконом. Людей девочка рисовала со своих родителей и кузенов, добавляя им длинные клыки или свирепые глаза.

Аннет Тимс рисовать было легко. У Энны не было проблем с ее худым, загорелым лицом. Марлен тоже не доставляла трудностей, потому что была полной противоположностью подруги: светленькая, маленькая и не очень смелая. Аннет Тимс частенько шикала, когда Марлен совсем уж отчаянно трусила. Труднее всего давался Пик. Конечно, колючие волосы его торчали словно пики, но имя он получил из-за пики колдовской, которую использовал вместо оружия. Он был маленький, юркий, со сморщенным лицом и очень походил на обезьянку. Энна рисовала их без остановки. Каждый раз, когда пейзаж менялся, она выдумывала новые приключения и едва замечала, что приносит на обед Миссис Харвей и дома ее родители или нет.

— Какое облегчение! — восклицали Мистер и Миссис Смит.

А потом случилась катастрофа. Накануне обеда, когда Энна была дома совершенно одна, ее перестали писать.

— Как обидно, — простонала Энна. Она яростно чиркала ими, но даже розовый фломастер только скрипел и оставлял едва заметный след. Это было ужасно. Аннет Тимс и ее друзья как раз должны были выведать у отшельника, где найти дракона. Энне до смерти хотелось нарисовать пещеру отшельника. Тем временем, Аннет Тимс стояла, грозно прижав лезвие меча к шее глупого отшельника. А у Энны была заготовлена фотография Мистера Смита, с которого она собиралась рисовать бедолагу. Она планировала добавить длинные волосы и растрепанную бороду и глаза, полные ужаса.

— Да как же так! — крикнула Энна и бросила фломастеры на пол.

Тибби знала, какой бывает девочка в этом настроении и поспешила удалиться. Она спрыгнула с кровати, скользнула мимо принесшей обед миссис Харвей и убежала прочь.

— А вот и я, моя дорогая, — пропыхтела миссис Харвей, поставив поднос на колени Энны, — Я принесла макароны с сыром и яблочный джем. Ты ведь сможешь это съесть, не так ли?

Миссис Харвей всегда была очень доброй и, несмотря на раздражение, Энна вежливо ответила:

— Да, спасибо!

— Думаю, ты достаточно окрепла, чтобы начать спускаться, — немного укоризненно заметила старушка.

— Лестница пока тяжеловато дается.

— Передай папе, пусть занесет тарелки позже, мне нужно отлучиться.

Энна вздохнула и оглянулась на одеяло. К ее удивлению, за это время Аннет Тимс убила отшельника. Девочка думала, что она не станет этого делать, ведь у него можно было узнать, где живет дракон. Она уставилась на Аннет Тимс, которая хладнокровно вытирала меч подолом. «Простите, я слегка разозлилась, — сказала Аннет Тимс, — вряд ли этот старый дурак знал что-либо о драконе».

Энна была в шоке. Она и понятия не имела, что Аннет Тимс так жестока.

— Правильно сделала, — сказал Пик, — знаешь, я начал сомневаться, есть ли вообще дракон.

— И я, — ответила Аннет Тимс, решительно пристегнув меч к поясу, — и если кто-то водит нас за нос, то я…

— Аннет, — прервала ее Марлен, — смотри, пейзаж снова поменялся.

Трое друзей начали оглядываться вокруг, приложив к глазам ладони, чтобы лучше видеть.

— Ты права! — воскликнула Аннет Тимс, — молодец! Что тут у нас?

— Плато, — ответил Пик, — на нем две белые горы и одна из них дымится. Думаешь, это дракон?

— Скорее всего, просто вулкан, — сказала Аннет Тимс, — пойдем, глянем.

Путешественники гуськом прошли по правой ноге Энны, которая следила за ними с некоторой тревогой. Она не хотела, чтобы кто-то ходил по ее обеду.

— Возвращайтесь, — сказала она, — дракон, скорее всего ниже, у правой коленки.

— Что это было? — пробормотала испуганно Марлен, спускающаяся за своими спутниками по правому бедру Энны.

— Гром, мы постоянно его слышим. Не ной, Марлен, — ответила ей Аннет Тимс.

Герои стояли у подноса с едой, их роста как раз хватало, чтобы заглянуть в него.

— Хм, а это что? — спросила Аннет Тимс, указывая на макароны с сыром, — гора дымящихся труб — думаете, какая-то скульптура?

— Возможно, в каждой трубке прячется маленький дракон, — предположила Марлен.

— Что это за блестящие штуки? — сказал Пик, указывая на нож, вилку и ложку.

— Серебряные брусья, — ответила Аннет Тимс, — нам придется найти слона, чтобы отбуксировать их отсюда. Скорее всего, это логово дракона. А что это такое?

Друзья уставились на миску с джемом.

— Бледно-желтая жижа, — сказал Пик, — пахнет кислятиной. Может, дракон болен?

— Наверное, это слежавшиеся золотые листья, — с сомнением сказал Марлен. Она внимательно осматривала поднос в поисках доказательств. Потом подняла глаза на туловище Энны, внезапно подпрыгнула и затрясла Пика за рукав: «Смотри! — прошептала она, — выше!»

Пик глянул. Потом тихонько повернулся к Аннет Тимс и пробормотал: «Посмотри вверх, только не слишком явно. Кажется, там великан».

Аннет Тимс бросила взгляд на Энну и кивнула: «Верно. С большим и красным лицом и поросячьими глазками. Точно, великан. Убьем его».

— Ну, уж нет, послушайте… — начала было Энна, но герои как обычно решили, что над ними грохочет гром. Аннет Тимс коротко изложила план: «Марлен и Пик, вы обойдете плато с двух сторон, заберетесь по его волосами и когда будете выше носа, раскачайтесь и проткните ему глаза. Я атакую спереди, посмотрим, смогу ли я перерезать его толстое горло». Марлен и Пик кивнули и бросились выполнять приказ.

Энна не собиралась ждать, пока их план воплотится в жизнь. Она подхватила поднос и убрала его на тумбочку, потом быстро выбралась из кровати. Конечно, пейзаж снова изменился до неузнаваемости. Герои опрокинулись и остались погребенными под горами из простыни и одеяла. Энна надеялась, что покончила с ними. По-другому не могло быть, ведь она сама их выдумала.

Чтобы дать им время исчезнуть, растаять или что-нибудь в таком духе, Энна спустилась на кухню за стаканом молока. Она хотела угостить и Тибби, но она, похоже, отправилась на прогулку, выбравшись через кошачью дверцу. Девочка вернулась в комнату, надеясь, что герои пропали.

Но они по-прежнему были тут. Пик стоял на подушке и размахивал привязанной к верёвке пикой наподобие лассо. Он метнул ее в тот момент, когда вошла Энна, целясь в бортик подноса. Он был оловянный, но заколдованная пика могла проткнуть что угодно. Пик, Аннет Тимс и Марлен схватились за веревку и изо всех сил потянули. Поднос наклонился и заскользил.

— Нет, стойте! — слабо крикнула Энна. В спешке она не устойчиво поставила поднос.

Край подноса наклонился, и макароны с сыром и джем опрокинулись на кровать. Трое друзей ожидали этого и быстро вскочили на подушку. Им было не привыкать к таким неприятностям. Пока Энна испуганно смотрела на соус и джем, стекающие по простыне, Пик отвязывал свое оружие.

Аннет Тимс обошла болото из яблочного джема и ткнула мечом в макаронину. «Эта штука не живая, — сказала она, — не стой просто так, Марлен. Мы поднимемся по склону и постараемся найти великана, чтобы убить его. Ежу понятно, это он менял пейзаж все время. Никому не позволю так поступать с собой!»

Они начали подниматься по наклоненному подносу. Энна надеялась, что им будет скользко, и они не смогут осуществить задуманное. К сожалению, они смогли. Пик забирался с помощью своей пики, Аннет Тимс одной рукой втыкала меч в поднос, чтобы опираться на него, а другой тащила Марлен.

Энна понимала, что единственно верное решение, это схватить поднос, опрокинуть их обратно в джем и придавить сверху. Но она не смогла заставить себя сделать что-то столь ужасное. Просто стояла и смотрела, как герои забираются на тумбочку. Аннет Тимс оглядела комнату, уперев руки в бока.

— Мы в жилище великана, — сказала она уверенно.

— И скоро от него ни-че-го не останется, — ответил Пик. Марлен радостно засмеялась.

Энна выбежала из комнаты и с треском захлопнула дверь. Она спустилась в гостиную, сложила руки на груди и закрыла глаза. «Убирайтесь, все трое, — молилась она, — уйдите, исчезните, растворитесь. Вы не настоящие!»

Потом она вернулась в спальню, чтобы посмотреть, сработало ли это. Дверь была по-прежнему закрыта, но из-под нее высовывалась розовая трубочка. Энна наклонилась, чтобы рассмотреть ее и услышала голос Аннет Тимс: «Что там, Марлен?»

— Большущий коридор, — ответила она. Трубочка оказалась пустым розовым фломастером, он дернулся в сторону, когда Энна подошла ближе.

— О, — сказала Марлен, — великан здесь, я вижу его ноги.

— Отлично! — сказала Аннет Тимс, — проследим за ним!

Следом раздался треск и на пол посыпались опилки. Невысоко над полом в двери показался кончик заколдованного меча, которым Аннет Тимс прокладывала путь.

Энна убежала в ванную и стала думать, что делать. Потом она услышала голоса друзей в коридоре и поспешила незаметно закрыть дверь. Было тихо. Тогда она решила, что лучше знать, чем занимаются герои.

В двери спальни темнела дырка, похожая на мышиную норку, а троица уже была на середине лестницы. Энна слышала голос Аннет Тимс: «Давай, Марлен! Просто спрыгни и Пик подхватит тебя». Девочка осторожно выглянула, чтобы посмотреть, как они спускаются. Похоже, в дело снова пошла заколдованная пика, к которой привязали веревку и спускались по ней. Марлен беспомощно болталась не в силах спуститься. К удивлению Энны, она была одета в новое платье небесно-голубого цвета.

— О-о, здесь так высоко, — плакалась она.

— Не будь рохлей, мы почти спустились! — сказала Аннет Тимс.

Пик стоял на страже. «Великан тут, наверху, — пробормотал он».

Аннет Тимс бросила взгляд на Энну. «Вы двое, продолжайте, а внизу посмотрите, нет ли старших великанов. Этот совсем небольшой, справлюсь сама. Займу его, отрезая по кусочку великанские пальцы».

Чтобы сохранить их, Энна снова поспешно укрылась в ванной. Потом поняла, что в спальне теперь безопасно и вернулась туда. Там был самый ужасный беспорядок, какой можно представить, даже если не брать в расчет опрокинутый на кровать обед. Герои побросали с полок книги, паззлы и игрушки. Аннет Тимс разрезала на кусочки свинью-копилку и видимо не поняла, какую ценность составляют монеты и порезала их тоже. Пик разбросал пластинки Энны и исцарапал самые ее любимые. Кто-то исчеркал розовым фломастером рисунки девочки. Но наибольший урон принесла Марлен — чтобы сшить новое платье, она вырезала неровные кружок из лучшего свитера Энны.

Это так разозлило ее, что она чуть было не побежала вниз. Она ненавидела трех героев. Аннет Тимс была властной и кровожадной, Пик настоящий хулиган, а Марлен была так ужасна, что заслуживала высокомерное отношение Аннет Тимс. Вот бы Энна никогда не выдумывала их! Очевидно, простой силой мысли от них теперь не избавиться. Ей придется бороться с ними, даже самыми ужасными способами.

Когда дрожащая, но полная решимости Энна вышла в коридор, она услышала громкий звон из гостиной, а следом на пол со стуком посыпались осколки. Это был любимый фарфоровый торшер мамы.

Герои уже выбежали в холл.

— Тут слишком много опасностей, — выкрикнула Аннет Тимс, — Смотрите, теперь понятно, что маленький великан с красным лицом просто сторожит дом для больших. Интересно, где лучше устроить на них засаду?

— На кухне, — ответил Пик, — наверняка они захотят есть.

— Возможно, нас, — дрожа, сказала Марлен.

— Только не ной, Марлен, — пробурчала Аннет Тимс, — верно, Пик, отправимся на кухню!

Она подняла меч и повела друзей прямо в широко распахнутую кухонную дверь.

Что-то в кухне упало с громким стуком, потом закапало. «О, нет!» — воскликнула Энна. Она оставила на полу бутылку молока, пока искала Тибби. Хуже всего было то, что кошка каким-то чудом всегда узнавала, когда ее ждет лакомство. Энна не могла позволить ей встретиться с заколдованным мечом и выбежала в холл.

— Новое платье вымокло, — прохныкала Марлен.

Раздался стук кошачьей дверцы.

— Монстр… — едва слышно прошептала Марлен.

— Превосходно! — звонко крикнула Аннет Тимс, — прикройте меня, пока я попытаюсь убить его.

Когда Энна добралась до кухни, Аннет Тимс стояла в воинственной позе прямо перед кошачьей мордой, преграждая Тибби путь к молоку. Последняя понятия не имела о заколдованных мечах и потому приняла героиню за мышку. В ней проснулся охотничий азарт: она прижалась к земле, хвостик ее заходил влево-вправо, а желтые глаза пристально смотрели на Аннет Тимс.

Энна одним прыжком добралась до кошки и схватила ее. «Эй, ты!» — возмущенно крикнула Аннет Тимс. Заколдованный меч задел правую ногу девочки, в это время левую пронзила пика. Тибби вырывалась и царапалась. Энна выскочила в холл и ногой захлопнула дверь. Убедившись, что она заперта, девочка отпустила Тибби. Кошка обиженно посмотрела на хозяйку и горделиво отвернувшись, удалилась вверх по лестнице.

Энна уселась на нижнюю ступеньку и стала глядеть на кровоточащую ранку в большом пальце левой ноги и на красную струйку, стекающую из-под правого колена. «Слава Богу, я не создала им отравленное оружие!», — воскликнула она. Девочка сидела и думала. Конечно, ребенок обычных размеров легко может победить трех однодюймовых героев. Если подготовиться, вооружиться.

Она задумчиво побрела в спальню. Тибби была уже на кровати и аккуратно доставала зубами макароны с сыром, плавающие в яблочном джеме. Она обожала сыр. Кошка посмотрела на Энну, будто говоря: «Попробуй остановить меня».

— Ешь, ешь, — сказала Энна, — угощайся. Здесь, по крайней мере, ты в безопасности.

Затем Энна стала одеваться. Она надела самые плотные джинсы, тяжелые ботинки и самый толстый свитер. Сверху накинула дождевик на молнии, а щиколотки обернула картонной обложкой альбома, чтобы защититься наверняка. Потом собрала шнурки, веревки и ремни, подняла поднос. Он пестрел мелкими зазубринами, оставленными мечом Аннет Тимс. Вряд ли это понравится миссис Харвей.

Энна плотно закрыла дверь спальни, заперев там Тибби, и спустилась в гостиную. Она прошла мимо осколков торшера в столовую и выкатила из нее сервировочный столик на колесиках. Долго прилаживала к нему поднос, подтягивая веревки, проверяла результат и снова перевязывала. Когда дело было сделано, поднос, привязанный к боковой части стола задевал ковер так, что под ним нельзя было пройти. Энна взяла кочергу у камина. Все было готово.

Она выкатила вооруженный столик в коридор, легла на него животом и тихонько доехала до кухонной двери. Открыла и осторожно заглянула внутрь.

Ей повезло. Герои были уверены, что победили ее и расслабились. Они набирали в фляги молоко из лужи на полу и обсуждали дальнейшие планы:

— Теперь поохотимся за глазами больших великанов, — сказала Аннет Тимс, — или за ушами, если у них не слишком длинные волосы.

— А вот и нет! — крикнула Энна.

Она оттолкнулась ногой от пола и поехала на путешественников. Поднос создал молочную волну, которая грозила накрыть троицу, и им пришлось позорно бежать. При этом они рассерженно что-то кричали. Энна продолжала преследование. Они пытались отскочить в сторону, но столик хорошо маневрировал, а Энны все ехала и ехала. Кто бы ни пытался обойти поднос, она наклонялась и загоняла их кочергой обратно в центр. Пик звенел своим оружием, пытаясь остановить поднос. Аннет Тимс отрезала пару кусочков от кочерги. Но это не помогало. Не прошло и минуты, как они были у двери. Энна позволила им рубить поднос, а сама, наклонившись, открыла кочергой кошачью дверцу.

— Здесь выход! — взвизгнула Марлен.

— Не моли чепухи, это ловушка! — прокричала в ответ Аннет Тимс.

Но Энна не оставила им выбора. Она держала дверцу Тибби открытой и пихала столик ногой. Наконец, поднос оказался вровень с дверью, и героям пришлось выскочить наружу, чтобы их не раздавило.

— Мы войдем в другую дверь! — рассерженно прокричала Аннет Тимс, когда дверца за ними с треском захлопнулась.

— Ну, уж нет! — ответила Энна. Она оставила столик у двери, потом перевернула большой кухонный стол и подперла им первый.

Она хотела убедиться, что все окна плотно закрыты, когда услышала гул мотора. Без всякого сомнения, это папа разворачивался на дороге перед домом, чтобы заехать в гараж. Энна бросила взгляд на часы, он приехал на два часа раньше обычного!

— Я не могу позволить, чтобы ему прокололи глаза! — испуганно воскликнула Энна. Она побежала на улицу, пока ее внутреннему взору представлялась картина, как по Мистеру Смиту карабкаются трое героев. Девочка распахнула входную дверь и предупреждающе замахала кочергой.

Мистер Смит улыбнулся ей глядя через заднее окно. Энна застыла с поднятой кочергой, затаив дыхание. Машина уже заезжала на дорожку перед гаражом, когда она увидела трех путешественников на пути колес. Марлен указывала на них и как обычно в ужасе шептала: «Еще один монстр!»

— Что ж, займемся его большими черными ногами! — воскликнула Аннет Тимс и побежала вперед, увлекая за собой друзей.

Мистер Смит не мог их видеть, он быстро ехал по дорожке. На полпути герои оценили опасность, Марлен вскрикнула, и они бросились бежать в другую сторону. Но машина, как бы медленно она не ехала, двигалась гораздо быстрее их маленьких ног. Энна видела, как большая черная шина, испещренная зигзагообразным рисунком, наехала на них. Раздался едва слышный хлопок. Герои принесли Энне столько страданий, что она, наконец, нервно выдохнула.

Не успев опустить кочергу, она услышала свистящий звук. Заколдованный меч или заговоренная пика продолжали нести вред. Мистер Смит выскочил из машины. Энна побежала к нему через газон, и они оба стали смотреть, как заднее правое колесо спускает воздух, а шина превращается в черную лепешку. Мистер Смит перевел унылый взгляд с колеса на лицо дочери.

— Кстати, твое лицо тоже стало меньше, ты заметила?

— Правда? — Энна ощупала себя, на щеках ее оставались только две легкие припухлости.

В это время папа достал что-то из машины и протянул Энне: «Держи».

Это был новый набор фломастеров и толстый альбом.

— Я заметил, что у тебя почти ничего не осталось для рисования.

Энна с удовольствием рассматривала подарок. Она знала, что папа не любит заезжать в магазин, где это все продается, потому что там негде припарковаться и его всегда штрафуют. Но он все же заехал, да еще и вернулся домой пораньше, чтобы обрадовать ее.

— Спасибо! Э-э-э… Боюсь дома небольшой бардак…

Мистер Смит ободряюще улыбнулся:

— Ну, значит, хорошо, что тебе лучше, и ты можешь привести все в порядок, пока я меняю колесо.

Звучало справедливо. Энна пошла домой, думая, с чего же начать: с разбросанных макарон, разбитой лампы или разлитого молока? Размышляя над этим, она стала разглядывать новые фломастеры. Они были не такими как старые, и это было хорошо. Энна была уверена, что именно из-за рисунков Аннет Тимс и ее герои ожили. Не зря старые фломастеры назывались «Волшебными».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.