Сказка о доме, который любил мечтать

Дом, живущий на опушке леса, любил мечтать. Каждый год по весне думал: «Вот-вот они приедут и выберут меня». Кто – они, домик пока не знал. Прежние хозяева строили его для себя, но переезжать не торопились.

Осенью и зимой домик стоял в ожидании. Он видел, что в других домах под Новый Год горят гирлянды и перемигиваются нарядные ели. Другие дома постоянно подкрашивали, окружали высокими заборами и украшали окна кружевными занавесками. Дом радовался за них и едва заметно вздыхал. Он знал, что скоро они приедут.

— Кто, они? – насмешливо спрашивала ворона Марта.

— Новые хозяева. Их будет двое, вот увидишь. Маленькая смешливая девочка с длинными волосами и ее степенный муж. Они станут сажать здесь сад и растить детей…

— Гха-каррр-ха-ха-ха! Фантаз-зе-ер-р! – кричала Марта и улетала.

Дом добродушно глядел вслед и снова погружался в свои мысли. Он точно знал, что, однажды, так и будет. Глядясь в весенние лужи он с удовлетворением отмечал – хорош! Светлые деревянные стены под крепкой коричневой крышей, просторные комнаты в два этажа и уютное крылечко. «Вот-вот они приедут», — думал он.

На третью зиму он устал мечтать. Окна его перестали блестеть и казались совсем неживыми, как у обычных домов. Марта давно не насмехалась над ним, наоборот, подбадривала:

— Давеча, крррр, снился мне сон…

Дом безучастно, но вежливо смотрел в блестящий как бусинка вороний глаз.

— Снился мне с-сон, будто кто-то посадил здесс-ь сад. И в окнах твоих кр-р-ружевные занавески с-снились…

Дом вздыхал, понимая, что Марта врет. Так поступают друзья, когда надежды совсем нет. Он не знал, что почти каждую ночь снится одной маленькой смешливой девочке, живущей среди бетонных многоэтажек. В этих снах девочка ходила босой по земле, вдыхая ароматы летнего луга. Стелила на крылечко плотный самотканный коврик, вывешивала за окно кормушку для птиц. С марта месяца поглядывала на прибитый к фронтону скворечник. Пекла в кирпичной печи пухлые пироги с капустой.

На четвертый год ожидания, дом почти все время спал. Однажды, в сердцах, Марта исклевала ему всю трубу, пытаясь разбудить. Она боялась потерять последний в округе дом с душой, а тот не просыпался.
Потому и проспал час, когда к нему подъехал автомобиль, из окна которого нетерпеливо выглядывала девочка с длинной черной косой. Сразу четыре человека ходили по дому туда и сюда, поднимались под крышу и заглядывали под фундамент. Дом крепко спал.

Потом мужчины вышли на улицу, а девочка осталась в комнатах одна. Она сосредоточенно хмурилась, водя по стенам пальцем, пытаясь уловить почти неуловимое дыхание. Внезапно дому стало щекотно, он проснулся, встрепенулся и… чихнул! Девочка подпрыгнула. Потом обрадовалась и села по-турецки посреди пола. Прибежал встревоженный муж:

— Будь здорова! Говорил я тебе, одевайся теплее и встань с пола, очень тебя прошу.

Девочка весело изумилась:

— Ты тоже слышал чих?

И они долго-долго смотрели друг другу в глаза, разговаривая без слов так, как умели только они.

— Ну, я пошел договариваться тогда?

— Иди, — улыбнулась девочка.

Дом смотрел на нее едва дыша. В окно заглянула взъерошенная, черная как уголек ворона. Она внимательно изучала девочку хитрыми круглыми глазами. Девочка снова улыбнулась и погрозила ей пальцем.

Гульшат Абдеева
19 января 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.